Вечером того же дня я был в домике охранников автостоянки на Белой Даче, где и встретил А.С.Устинова, который в то время курировал охрану. Он и предложил мне снова работать на стоянке охранником. По правде сказать, работать на автостоянке мне не очень хотелось – имелся печальный опыт, но к тому времени Ваньку Чеботарева уже выгнали, а на стоянке в то время работали два уникальных типа: Игорь Карпов и Саша Тараканов. Раздумывал я недолго, т.к. условия предлагались хорошие, с графиком мы определялись сами, да и машин было мало. Стоянка к тому времени хоть и работала, как коммерческая структура, но работала в убыток, не покрывая даже нашу зарплату. Вахтовый график был придуман такой – двадцать суток работы и десять отдыха, то есть постоянно на охране находились два человека, а один отдыхал дома, что было удобно и для нас, и для начальства. Замечу, что кроме непосредственно охраны приходилось работать и с деньгами, поэтому на такую работу нормальных людей подобрать достаточно сложно.

 

 Стоит немного отступить и сказать, что я в своей жизни нигде и ничего не украл, где бы я ни работал, старался работать хорошо. Вот и моя маленькая война за честность началась с первых дней возвращения на стоянку. Представьте себе ситуацию, приезжает за деньгами, собранными с владельцев машин, Андрей Устинов,  Игорь отчитывается согласно документации и отдает ему эту сумму (по документам!), а потом достает пачку денег из-под матраса и говорит: «А это вам на бензин!». У меня отвисла челюсть…. Работая у человека, он умудрился эти деньги у него украсть, а потом еще с ним «по-людски» поделиться. С Игорем Карповым я был знаком давно, но близко не общался, и логику его действий понять мне было трудно, но со временем все разъяснилось – он болел эпилепсией, причем скрывал это как мог.  Приехал он в Москву из Каменец-Подольского (есть такой город на Украине), где до этого работал в милиции, из-за этого кличка «Мент» к нему на стройке (он до стоянки работал в охране на стройке, там, где и я) сразу и прилипла. В Москве поначалу он торговал книгами в электричках, но из-за приступов был вынужден это занятие бросить. А в охрану его взяли, как бывшего милиционера (считали, что есть подготовка), то, что он гражданин Украины тогда никого особо не смущало, ну и о болезни никто не знал.

 Технология воровства на любой автостоянке достаточно простая – ставится на ночь автомобиль, а деньги за стоянку ложатся в карман охранника. Жестко контролировать и проверять, особенно когда машин много, у начальства не особо получается, да и у охранников на такие случаи всегда есть какие-нибудь отговорки. Повторюсь – на момент моего прихода стоянка себя не окупала. Точно не помню, но нам платили рублей по 800 за смену, то есть  — 1600 за сутки, а машин стояло штук 20, что при тогдашней ставке 30 руб. за сутки составляло всего 600 рублей дохода. Стоянку вполне могли закрыть, тогда мы бы остались без работы, но Игорь это плохо понимал, считая это воровство, чем-то вроде подработки. Сразу же на этой почве и начались конфликты. Владельцы ставили свои машины в основном с 18 и до 23 часов, вот я и сидел рядом с ним в это время и заставлял выписывать (или сам выписывал) квитанцию на каждую машину. Когда же я дежурил с Сашей Таракановым, то такой проблемы не было – человек он спокойный и рассудительный, цели – украсть любой ценой у него не было, да к работе относился он ответственно. Бывший прапорщик белорусской армии, он сначала в Москве зарабатывал на квартирных ремонтах, но деньги эти зарабатывались не регулярно, да и с жильем были проблемы. Вот и пришел он работать в охрану, тоже сначала на стройку, а потом на автостоянку. С воровством «Мента» он был в принципе солидарен, когда они дежурили вдвоем, то «подработка» получалась хорошая, а когда стоял вахту со мной, то и «по-честному» был работать не против.

 К этому времени имидж стоянки сложился очень интересный. Большая стройка была рядом, и она росла, посты охраны открывались новые, соответственно набирались новые люди, и их всегда не хватало, а большинство из тех, кто приходил, через неделю-две шли дальше, текучка….

Так вот у стоянки появилась слава распивочного заведения, где спокойно можно распить бутылочку (или нажраться в хлам) – приноси и тебе будут рады, вот и шли охранники (да и строители тоже) со всей стройки. За первую неделю работы я это явление ликвидировал, дело порой чуть до драки не доходило, но пить на стоянке перестали.